kanye west

Какая музыка влияет на ваших любимых артистов

Статьи

Нам несказанно повезло жить в эпоху, когда музыканты избавляются от условного занавеса между аудиторией и свей личной жизнью, открыто ведут социальные сети или дают откровенные интервью, описывая свой творческий процесс как можно подробнее, вплоть до онлайн-трансляций записи в студии. Благодаря этому, у нас есть возможность узнать, что именно влияет на музыку наших любимых артистов, кем они вдохновляются и как признаются им в любви. В этой статье мы рассмотрим самые увлекательные случаи, когда один поп-альбом может превратить темнокожего подростка в идола для белых, когда музыканты превозмогают равнодушие к определенной музыке и перенимают ее дух в свое творчество и какой вес имеют классические симфонии в современной электронной музыке.

Анархия Майлза Дэвиса на OK Computer

Пожалуй, сразу же самые помпезные слова без угрызений совести стоит посвятить альбому Bitches Brew Майлза Дэвиса, который ушел далеко за пределы джаза и стал пространством, в котором нет места для слов, но обо всем по порядку.

К записи OK Computer группа Radiohead, еще не достаточно отмывшаяся от «сокрушительного успеха» дебютного Pablo Honey, старалась подойти максимально разносторонне. Это стремление привело к тому, что в результате «No Surprises» переливалась гитарным голосом the Beach Boys, «Exit Music» заимствовала атмосферу саундтреков Эннио Морриконе, а «Airbag» и вовсе стал попыткой сделать нечто в стиле DJ Shadow. Но, как и подобает самобытным группам, после определения желаемого курса развития Radiohead потихоньку отклонялись от своих изначальных замыслов в поисках самоидентичности.

radiohead

В то время мощнейшим источником вдохновения для Radiohead стал неподражаемый альбом Bitches Brew – жуткая, атональная и абсолютно неуравновешенная запись Майлза Дэвиса, которая таила в себе крамолу в форме вальяжного и произвольного гула, обрамленного фриковатой обложкой и недопустимым в то время названием альбома для выпуска под эгидой такого мейджора, как Columbia Records.

bitches brew

Объединив под своим руководством суперсборную одаренных музыкантов, Дэвис без задней мысли предоставил им карт-бланш, что привело к очевидному отрицанию любых традиционных джазовых ритмов в пользу разнузданных импровизированных рок-н-ролльных аранжировок. Пристроив в ритм-группу двух бассистов, от двух до трех пианистов и столько же барабанщиков, играющих одновременно, команда Дэвиса создала монолит, который фактически являлся надгробной плитой для джаза в привычном его виде, и ясно дала понять молодому поколению музыкантов, что можно творить музыку за пределами одного конкретного жанра.

miles davis

Radiohead признаются, что они не слушали поп-музыку от слова совсем не потому, что они ее ненавидели – отнюдь! – они считали себя самой что ни на есть поп-группой – просто не хотели лишний раз напоминать себе об этом. Таким образом, пластинка Bitches Brew стала отправной точкой их желаемого звучания – невероятно насыщенного и панически неумолимого.

«Впервые, когда я услышал [Bitches Brew], я подумал, как же это невыносимо и хаотично. Меня буквально тошнило. Затем постепенно появлялось что-то брутальное и прекрасное… невозможно понять, где ты находишься во время прослушивания, звук прямо расплывается вокруг тебя – звук огромного пустого пространства, как в соборе. Это уже был не джаз, но и роком это не назовешь. Такое чувство, будто ты что-то строишь, а потом смотришь, как это что-то разваливается на части. Это именно то, к чему мы стремились, записывая OK Computer»

В какой-то момент Radiohead осознали, что им не под силу играть джаз. Они всегда были группой с большими амбициями, но ограничены игровыми способностями. Никто из них не умел хорошо играть на трубе или саксофоне – в этом плане инструменталисты из них выходили неважные. Тем не менее, им достаточно было старательского умения извлекать из таких грандиозных записей вещи, которые многие упускают из виду, вещи, которые заслуживают к себе подлинного влечения. Этот махонистый, разнесенный и едва уловимый хаос Bitches Brew и сделал OK Computer таким особенным, каким его знают сегодня, и который еще долго будет резонировать на альбомах Kid A и Amnesiac.

Лондонские джунгли на Untrue

Все, что мы имеем от Burial’а (он же Уильям Бивэн) помимо его музыки, это два селфи, одно присутствие на Boiler Room и четыре интервью. Несмотря на такой затворнический образ жизни, он абсолютно не стесняется разбрасываться своими музыкальными предпочтениями налево и направо.

burial
Cамое знаменитое селфи в электронной музыке

Для счастья и душевной гармонии Burial’у нужно всего лишь немного любимого грязного олдскульного хардкорного саунда на задворках клуба в южном Лондоне под вечным дождем, а не вот это вот все. Уильям прекрасно осознает, что он не музыкант. Но зато он безрассудно влюблен в барабаны. Пожалуй, так же сильно, как их любит Дэвид Леттерман, – только с другой стороны медали. Бесконечно перемещая звуковые волны в SoundForge во время создания трека, он преимущественно ориентируется на их внешний вид.

«Я знаю, когда я доволен барабанами, потому что волна выглядит как красивая рыбная кость – если она слишком скелетообразная, я уверен, что это будет пушка»

Творческий гений Burial’а в деле

Burial убедился, что движется в правильном направлении, когда услышал трек «Special Mission» от Digital и понял, что для создания музыки можно обойтись без ярлыка «музыканта». Самыми важными треками при создании своего дебютного одноименного альбома Burial называет «Being With You remix» от Foul Play и «Lonely» от D’Cruze – «чисто зашибенные барабаны и убийственный вокал, без всякой ерунды» и «Misty Winter» от Digital Mystikz – «трек настолько крутой, что я даже не могу его слушать».

«Digital Mystikz настолько крутые, что я хочу завязать с музыкой»

После внезапного успеха своего тоскливого и холодного дебютника Burial чувствовал внутреннее давление по поводу его продолжения. Он часами проводил над треками и изучением новых программ, что вызывало у него немедленное желание закончить запись как можно быстрее. В то же время он хотел создать что-то теплое и неугасаемое, в духе своего любимого гэриджа и джангла. Самой значимой пластинкой, повлиявшей на эстетику звучания Untrue, Бивэн называет широко признанную джангл запись из 90-х – «Black Secret Technology» от A Guy Called Gerald. Приглушенный и отдаленный соул-вокал, дрожащие брейкбиты, мрачные басы и шуршание старых пластинок – вся эта квинтэссенция звучания пиратского радио взята за основу на Untrue – альбоме, ценность которого в наши дни трудно переоценить, альбоме, который оказал чрезмерное влияние на самоучек, которым в первую очередь важно использовать музыку для выражения эмоций, а не флегматично кичиться академическими скиллами.

Ключевой артист в жизни Тайлера

Трудно представить более выразительное воплощение трека «Stan» в реальную жизнь, чем искреннее пристрастие Тайлера ко всему, что касается Фаррелла Уильямса. На протяжении десятилетия Тайлер никогда не скупился на обильное выражение чувств и сантиментов в адрес своего кумира. Апогей был достигнут, когда Тайлер в своем фейсбуке на десятилетие выхода сольного альбома Фаррелла In My Mind выкатил простыню с невыносимо трогательной ретроспективой о своей фанатичной преданности, которую по прошествии лет нельзя назвать слепой одержимостью.

tyler
…but your picture on my wall it reminds me that it’s not so bad…

В этом письме Тайлер вспоминает, как бережно собирал и хранил все журналы и кассеты с телепередачами, в которых мелькал Фаррелл, как он познакомился с главными элементами богемной жизни, что в итоге сделало его одним из законодателей как в музыке, так и моде, и – самое важное – организовал Odd Future тем самым летом 2006 года, когда вышел In My Mind. Эта банда таких же (в большей или меньшей мере) талантливых раздолбаев, как Тайлер, чудом избежала домашнее насилие, тюрьму, смерть и прочие ужасные реалии темнокожих подростков из неблагополучных районов Лос-Анджелеса и дала шанс еще совсем сопливым парням, как Frank Ocean, Earl Sweatshirt, и группе The Internet, выбиться в свет.

«Мне 15, я черный и мне все равно, что нравится моим одногодкам, – я чувствовал себя особенным»

Помимо этого, можно сутками лазить по сайтам в поисках цитат из интервью и музыкальных отсылок Тайлера к творчеству N.E.R.D и Фаррелла, но это все блекнет перед тем фактом, если вы знаете, кого представляет собой Tyler The Creator сегодня. Теперь вы знаете, благодаря кому он таким стал.

«10 лет спустя, я человек, который добился успеха во многих сферах, я молодой предприниматель, управляющий несколькими бизнесами – все благодаря тому, что я поверил тебе, когда ты сказал, что я все смогу»

Неисчерпаемое наследие 808s & Heartbreak

Канье Уэст совершил (свою первую) музыкальную революцию во время выхода альбома Graduation, на котором артист неустанно козырял своим непревзойденным подходом к продюсированию. С помощью «невинных полудетских понтов» ему удалось утереть нос своему главному на тот момент конкуренту на рынке 50 Cent’у с его блекджеком и гангста-рэпом. Спустя год он умудрился перевернуть игру во второй раз альбомом 808s & Heartbreak (что, кстати, станет отличительной чертой чуть ли не каждого последующего альбома Канье). Это один из тех случаев, когда двигателем творческого прогресса выступает не музыка, а прежде всего, личная травма, связанная с утратой самого близкого и важного человека в жизни Канье – его матери – Донды Уэст.

kanye west

Как следствие, Канье решается петь: он на деле показывает, что рэперы могут петь и что выражать свои чувства совсем не стыдно, а – наоборот – смело и мужественно. И ему было абсолютно плевать, насколько хорошо он умеет петь – как говорится, важна лишь степень искренности. Если до этого Канье собирал барыши в первую очередь за свое продюсерское мастерство, то повсеместное использование автотюна на 808s & Heartbreak знаменует раскрытие способностей человеческого голоса как неповторимого и бескомпромиссного инструмента в своем творчестве.

Также альбом 808s & Heartbreak ознаменовал еще одно переломное событие в творческом процессе работы над альбомом. Впервые Канье Уэст выступил в качестве непосредственного руководителя и своеобразного ментора, заключая в одной комнате, как минимум, пять соавторов для написания почти каждой песни на альбоме, половина из которых в тот момент были еще никому неизвестными ноунеймами, но в последствие получили заслуженные лучи славы.

kanye west
Канье Уэст со своим падаваном Kid Cudi

Как результат, 808s & Heartbreak по праву считается едва ли самым влиятельным альбомом 21-ого века, без которого мы бы не знали ни Kid Cudi, ни Дрейка, ни Трэвиса Скотта – по крайней мере такими, какими они есть сейчас. Тем не менее, признание Майкла Джексона, который осознавал естественную красоту поющего голоса Канье и который постоянно включал 808s & Heartbreak своим детям, вероятнее всего, является наиболее высокой оценкой лично для самого Канье Уэста – ну еще бы, когда даже Его Величество Король поп-музыки щекочет твое эго, трудно не считать себя Богом.

От симфонии до бэнгера сквозь века

И напоследок – немного фантазии, хотя бы просто потому что музыка Iglooghost’а ее требует.

По словам самого исполнителя, слово Iglooghost означает нечто, которое существует пару секунд, создает что-то парящее вроде фрукта, а потом исчезает. В лучших традициях футуристов Хлебникова и Крученых парень читает на собственном выдуманном языке, выпускает музыку по концепциям Покемона и мечтает жить в палатке на круговом перекрестке. Мало того, он, будучи еще совсем юнцом, придумал беспроигрышную схему, как добиться успеха, и начал швырять свои кассеты на сцену прямо во время концерта Flying Lotus’а, что, в частности, помогло ему попасть на Brainfeeder.

Несмотря на то, что парень черпает вдохновение из творчества таких колоссов в электронной музыке, как Aphex Twin, Flying Lotus и Tim Hecker, (лично мне) хочется верить в бессознательную связь с другим, неосознанно значимым для электронной музыки альбомом – Jazz From Hell безумного мульти-инструменталиста Фрэнка Заппы. Полностью записанный на синклавире – инструменте, который по сути заменяет собой целую студию и объединяет в себе семплер, синтезатор и непосредственную запись на диск, Jazz From Hell пестрит скоротечными и прыткими звуками, картинно размазанными по нестабильной канве альбома.

Очень забавным является тот факт, что Jazz From Hell отсылает к еще одному крайне важному произведению классической музыки 20-го века – эпохальной симфонической сюите The Planets английского композитора Густава Холста, впервые исполненной в 1918 году. Сюита состоит из семи частей, каждая из которых названа в честь планеты Солнечной системы и величественно подчеркивает астрологический характер каждой из них, представляя музыкальный лабиринт с непредсказуемыми поворотами, где выжидающие, таинственные мелодии сменяются резким, воинственно настроенным грохотом. Это творение, как следствие, дошло до ушей Джона Уильямса и Ханса Циммера, которые раздеребанили Планеты на саундтреки к эпическим фильмам вашего детства, но если вслушаться более внимательно к деталям, то можно заметить, как общие очерки и идеи заимствованы и Фрэнком Заппой, и Iglooghost’ом.

Это все, разумеется, чрезмерно надуманно, но мне нравится представлять, каких масштабов может достичь музыкальная эволюция в промежутке целого века сквозь тернистый путь от триумфальной классической музыки до маргинальных жанров электронной музыки, которые сегодня даже лень запоминать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.